gototopgototop
 
 
 
 

Антон Белов: «Даст бог, награды будут»

     Об интервью с воспитанником СДЮШОР «Мечел», а ныне игроком клуба НХЛ «Эдмонтон Ойлерз» Антоном БЕЛОВЫМ мы договорились после объявления состава Олимпийской сборной России по хоккею. Хотелось поговорить сразу и обо всём. И незадолго до старта главных Игр четырёхлетия Антон ответил на наши вопросы.

 

Антон Белов

ПЕРВЫЕ ШАГИ В ХОККЕЕ

     – Антон, твой путь в спорте начался с греко-римской борьбы, кто предложил заниматься этим видом?
     – Если честно, как-то уже позабылось, но, думаю, что это родители отдали меня в спорт. Помню, что пошёл в борьбу с другом, с которым учились в одном классе, но он ушёл раньше меня. А потом и я перешёл в большой теннис. Мне было лет восемь. Летом записался в теннис и занимался несколько месяцев, а в декабре, по-моему, 17 числа, в первый раз встал на коньки. 
     – Всё-таки хоккей одержал верх над борьбой и теннисом…
     – На хоккей постоянно ходили с папой, он водил меня в ДС «Юность» на каждую игру «Трактора», и я давно просил, чтобы меня отдали в хоккей. Родители, видимо, боялись травм, поэтому отдавали меня то в греко-римскую борьбу, то в теннис. Но так сложилось, что теннисная секция тоже находилась в «Юности». После своих занятий ходил смотреть тренировки «Трактора» и в конце концов уговорил родителей записать меня в хоккей. Так я оказался в «Космосе» – это дворовая секция.
     – Расскажи о своих родителях…
     – Папа был военный. С мамой он познакомился в Рязани, там я и родился. Сейчас мама может себе позволить наслаждаться жизнью, путешествовать. Папы, к сожалению, уже нет: в 2008 году умер. Ещё у меня есть старший брат Андрей, который живёт в Челябинске с женой и двумя детьми (дочка и сын) и продолжает дело отца.
Антон Белов     – Что сказал брат, когда узнал что «младший» будет заниматься хоккеем?
     – Андрей вначале относился к моим занятиям холодно, не обращал внимания. Мне было 8, ему – 16, он уже оканчивал школу, и в этом возрасте у человека своя жизнь, поэтому на младшего брата он особо и не обращал внимания. Но мы всегда хорошо общались и общаемся сейчас. То, что он начал переживать и болеть за меня, я заметил, когда перешёл из «Мечела» в ЦСКА. Андрей начал активно поддерживать.
     – Помнишь ли впечатления от первой хоккейной тренировки?
     – Помню, помню. Поскольку «Космос» был дворовой секцией, у нас была открытая площадка, и тренировки на льду проводились только зимой, когда позволяла погода. Помню, пришёл, у меня были только коньки, никакой экипировки. Там впервые и встал на коньки на льду. До этого только во дворе по снегу «катался», как все дети. Естественно, получалось плохо, постоянно падал. На первой тренировке ребята, которые к тому моменту уже занимались долгое время и хорошо катались, поехали по кругу, а я начал падать, об меня все спотыкались, а родители других учеников кричали: «Кто это? Что он здесь забыл? Кто он такой вообще? Уберите его! Уберите этого неумеху!»
     – Сейчас родители стараются привести своих детей в хоккей в пять лет, и даже в четыре года…
     – Да, уже тогда мне говорили: «Что-то ты поздновато одумался». В связи с этим пришлось очень много работать дополнительно. Много со мной занимался папа. После школы вечером мы ходили на открытый лёд, делали там разные упражнения. Когда я подрос, стал летом тренироваться на «Полёте» – там есть специальная секция для развития техники. Мы учились бросать: и я бегал, бросал, щёлкал. Отрабатывали технику владения шайбой. Я очень много занимался. Сергей Сергеевич зовут человека, который заведует этой секцией. Знаю, что он до сих пор этим занимается и помогает детям.
     – Запомнил свою первую заброшенную шайбу?
     – Я выступал за «Космос» и мы поехали играть в ЧВВАКУШ, где на территории военной части была коробка. Тогда я и забил свой первый гол.
     – Первого тренера не позабыл? Поддерживаете отношения сейчас?
     – Да. У меня несколько первых тренеров. В первую очередь, Дамир Михайлович Кабиров и Виктор Васильевич Труфанов. С нами, молодыми ребятами, которые только встали на коньки, занимался Костя. Честно скажу, не вспомню фамилию, стыдно мне за это. Молодые хоккеисты очень любили его, потому что он был чуть старше нас, и мы к нему тянулись, как к своему ровеснику, человеку, который был нам как друг.

«ЗАСЛУЖЕННЫЙ ИГРОК ЗОЛОТОЙ ШАЙБЫ»

     – Почему ты в дальнейшем перешёл из школы «Трактор» в «Мечел»?
     – Было это лет в 12-13, возможно, в 14. Так сложились обстоятельства. В «Тракторе» не было возможности проявить себя, выходил в третьем-четвёртом звеньях. В какой-то момент возник конфликт с тренером… По моей вине: думаю, потому что в том возрасте ребята не особо соображают, что говорят. Но так всё сложилось, и я оказался в «Мечеле».
     – Был ли сложным для тебя переход из одной школы в другую?
     – Ребята в «Мечеле» хорошо меня приняли, это точно помню. И, что самое главное, в «Мечеле» мне с самого начала стал доверять тренер Виктор Николаевич Ветшев. Может быть, он увидел, что я – парень обученный и на что-то способный. Он давал много игрового времени, поэтому я рос как игрок.
Антон Белов     – У тебя есть возможность сравнить: чем отличались две челябинские школы?
     – Это уже исторически сложилось: ещё тогда проводилось первенство города и у «Мечела» с «Трактором» были основные баталии – «зарубы», так сказать. Были ещё «Сигнал» и «Восход». Но в основном «Мечел» с «Трактором» бился за первое место, и всегда это были две противоборствующие спортшколы. Чем отличались? Не могу даже сказать. «Трактор» к тому времени, вроде бы, не играл уже в суперлиге, а «Мечел» наоборот. По детским командам по всем возрастам это были самые главные соперники.
     – Сразу ли выбрал амплуа защитника? Может, любил подраться в детстве?
     – Наверное, Дамир Михайлович меня в защиту определил, когда я стал уже нормально кататься, и дело дошло до игр. В принципе, уже тогда я был повыше других ребят, и, быть может, это сыграло основную роль.
     Не сказать, что любил подраться, но приходилось. Думаю, все ребята в таком возрасте как что – так сразу драки «команда на команду».
     – Как правило, все статистические данные о карьере начинаются с твоего выступления в юниорской и молодёжной сборной. А какие детские турниры можешь вспомнить, где особо выделялся, в каких завоёвывал награды, после каких понял, что готов заниматься хоккеем всю жизнь?
     – Очень много играл на «Золотую шайбу» и, что самое главное, мне доверяли не только за свой 1986 год выступать, но и брали за старших, за 1985-й. Помню, в те времена, когда я ещё играл в ЦСКА, Дамир Михайлович подарил мне коллекционную медаль «Золотой шайбы» – эти награды были выпущены ограниченным тиражом. Она сейчас у меня дома лежит в коллекции. «Заслуженный игрок Золотой шайбы» – что-то вроде того. Когда в «Мечеле» был, меня сначала взяли в Подольск на турнир регионов в сборную «Урала и Западной Сибири», организованную на основе команды из Магнитогорска. Мы заняли первое место, и меня признали лучшим защитником турнира. После этого в конце сезона ездил на финал в составе Магнитки. Завоевали серебряные медали, проиграв ЦСКА. И снова меня признали лучшим защитником.
     Затем меня уже вызвали на первый турнир в сборную: это была европейская Олимпиада в Словении. Главное впечатление на всю жизнь осталось, что это первая сборная, и мы выиграли эту Олимпиаду. Сейчас самая красивая награда в коллекции – медаль юниорской европейской Олимпиады.
     – Коллекция большая?
     – Недавно побывал дома у Райана Смита, нашего «ветерана» (нападающий «Эдмонтона Ойлерз»). По сравнению с его коллекцией у меня ничего нет. У Райана специальная огромная комната из стекла и внутри медали, разные перстни, куча клюшек, формы, майки. Это надо видеть, словами не передать.
     – Хочешь организовать такую же?
     – Даст бог, награды будут, и будет такая комната.
     – А чем приходилось жертвовать ради занятий хоккеем? И считаешь ли, что был обделен чем-то, лишён чего-то в детстве?
     – Все ребята, которые серьёзно занимаются хоккеем, или любым видом спорта, кто не распыляется, кто хочет чего-то серьёзного добиться, наверное, потеряли детство в нормальном понимании этого слова для обычного ребенка: пойти на улицу погулять, поиграть с друзьями в футбол… Это было и у меня, но в ограниченном количестве, потому что была школа, тренировки, снова школа, сон, тренировки, поездки куда-то.
     И сейчас мы, профессиональные игроки, продолжаем каждый день чем-то жертвовать. У меня семья и маленький ребёнок, и я жертвую общением с ними: они почти не видят меня. Домой приезжаю из поездок ночью, дочь уже спит, утром уезжаю на тренировку – она ещё спит. Минут 20-30 удаётся поиграть с ней, когда приезжаю в обед. Но после этого уже я ложусь спать, так как вечером игра. Доходит до того, что она, когда меня видит сразу бросает все игрушки, бежит на руки и плачет.
     Ещё мы жертвуем своим здоровьем. Ни для кого не секрет, что меняем здоровье на победы, славу, деньги. Такой спорт жестокий.

«ГЛАВНОЕ – РАБОТАТЬ И ЗНАТЬ, ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ»

     – Был ли у тебя лучший друг в хоккее, а также тот человек, с кем в команде было выступать тяжело?
     – Нет, были товарищи, но близкого друга из хоккея у меня не было. Это мужской коллектив – 25 человек в команде – приходится подстраиваться всегда. Не бывает так, что всё нравится, но надо привыкать. Я – неконфликтный человек, поэтому нахожу общий язык со всеми.
     – А с кем из тех, кто занимался с тобой в СДЮШОР «Мечел», поддерживаешь отношения?
     – Близко общаться не получается в связи с тем, что у всех графики напряжённые. А так, поддерживаем отношения с Женей Мананковым, Женей Катичевым, Егором Рожковым. Папа Егора, Александр Егорович, выпускал наш 1986 год в «Мечеле». В принципе, со многими челябинскими ребятами, с которыми занимались вместе, летом встречаемся, арендуем лёд и катаемся.
     – За «Мечел» ты сыграл несколько матчей в высшей лиге…
     – На счёт тех матчей, так получилось, что в первый год не пробился в основную команду ЦСКА. Приехал совсем зелёным и просто физически предсезонку не выдержал – подсел. Решили вернуть в «Мечел», чтобы была игровая практика, чтобы не играть за вторую команду ЦСКА, а выступать в Высшей лиге. Но так как в том возрасте я активно вызывался в разные сборные, получилось так, что только приехал в Челябинск, как меня вызвали в сборную. Приехал обратно, сыграл пару игр, меня снова вызвали в другую сборную. Вновь приехал в Челябинск, провёл пару игр за «Мечел» и опять в сборную – на чемпионат мира и Кубок Вызова перед Новым годом. В итоге, когда в очередной раз приехал в Челябинск, мне сказали: «Мы на тебя только суточные тратим, билеты тебе покупаем. Надоело нам это дело, езжай обратно в ЦСКА». И меня отправили в Москву. Доигрывал сезон во второй команде ЦСКА, с которой стал чемпионом первой лиги. После этого съездил в Минск на чемпионат мира по своему возрасту, где завоевал «золото».
Антон Белов и капитан ХК «Мечел» Александр Подставкин     – Молодёжная команда «Мечел» сейчас занимает первое место в МХЛ-Б, ей предстоят игры плей-офф. У тебя большой опыт в подобных играх на самом высоком уровне. Что важно в таких матчах? Твои пожелания игрокам «Мечела»?
     – Не знаю, какой в МХЛ график игр плей-офф – наверняка не такой напряженный, как в КХЛ или НХЛ. Наверное, будет тяжело психологически: для многих это будут первые серьёзные испытания. Плей-офф для них – это… От одного слова некоторых будет потрясывать. На самом деле ничего страшного нет. Пусть продолжают играть в свою игру и понимают, что они не просто так занимают первое место в регулярном чемпионате. Тогда они смогут добиться больших успехов и завоевать медали. Главное – верить в себя, и чтобы близкие поддерживали их.
     – В мае прошлого года ты принял участие в награждении лучших детских команд и хоккеистов ХК «Мечел». Какие впечатления остались от церемонии? Ты был с женой и мамой. Знаю, мама была растрогана…
     – Как воспитанник обязан отдавать посильный долг своей школе, и мне приятно было участвовать в таком мероприятии. Думаю, очень важно, что руководитель «Мечела» Михаил Германович Емельянов организовал всё это. Раньше было что-то подобное, но потом куда-то исчезло. Такие мероприятия стимулирует мальчишек, они видят, для чего работают. В таком возрасте у них нет больших зарплат и им приятно, что их отмечают. Это большой стимул для каждого. А мне приятно их награждать.
     Мама редко бывает на таких мероприятиях, и была растрогана, увидев, что дети знают меня. И жене, и маме очень понравилась церемония. Самое главное, всё было очень здорово организовано.
     – Что можешь сказать или пожелать мальчишкам, занимающимся в СДЮШОР «Мечел»?
     – Сил, терпения, чтобы травмы обходили стороной. Если что-то не получается – не опускать руки, работать, потому что это такой возраст, когда кто-то раньше выстреливает, кто-то чуть попозже. Главное – работать и знать, чего ты хочешь. Результата можно добиться, только если ты действительно видишь свою цель и работаешь на тренировках. Тогда всё получится!

ЧЕЛЯБИНСК – МОСКВА – ОМСК

     – Как узнал и как отреагировал на новость, что будешь выступать в Москве?
Антон Белов и Михаил Емельянов     – После «бронзового» юниорского чемпионата мира-2003 в Ярославле, куда ездил играть за 1985 год, вернулся в «Мечел». Меня «подняли» в первую команду на постсезонный турнир. Затем взяли на восстановительный сбор в Турцию. С Мишей Емельяновым мы проживали в одном номере, и, если захотите, он может рассказать много интересного и забавного про ту поездку (смеется).
     Когда вернулся домой, папа сказал, что принято решение перейти в ЦСКА под руководство Виктора Тихонова, нашего прославленного тренера. Получилось так, что я застал последний год, когда он ещё был главным тренером команды (в дальнейшем он уже был в управлении ЦСКА). Воспринял я эту новость… У меня был шок! Когда тебе 16 лет, и ты всю жизнь прожил в Челябинске, все твои друзья в этом городе, ты закончил школу и даже не успел получить аттестат… Действительно, шок, огромный шок!
     Уехал на сборы с первой командой ЦСКА, даже не успев получить аттестат о среднем образовании, мама ходила получала. Первые несколько месяцев жил с мамой в Москве, мы снимали квартиру, затем она вернулась к папе в Челябинск, и я стал жить на базе ЦСКА. Получается, мне было 17 с половиной лет: с этого возраста жил один.
     – Не было желания вернуться домой в какие-то трудные, тяжёлые моменты?
     – Как раз первые три-четыре месяца меня «поламывало» очень сильно. Бывало, вечером придёшь домой и до слез обидно, что никого не знаешь, город не знаешь… Очень тяжело… Желания вернуться не было, но психологически первые месяцы прошли трудно. А потом наоборот, всё стало хорошо – так, что меня из Москвы, бывало, за уши не вытащишь (улыбается).
     – Как повлиял на тебя московский клуб?
     – Хорошо повлиял. Работал с хорошими тренерами, это было моё становление. Когда пришел Вячеслав Аркадьевич Быков, я провёл свой первый сезон в суперлиге. Так получилось, что тот сезон был локаутным, в суперлиге выступали игроки из НХЛ. Было вдвойне тяжело: и первый сезон, и такие игрочищи приехали – «звёзды» мирового масштаба. Так, крупинка по крупинке, день за днём, тренировка за тренировкой, я рос как игрок. Рад, что мне доверяли в ЦСКА. Именно в ЦСКА при Быкове меня впервые вызвали в главную сборную России.
     – Как решился на переезд в Омск? Всё-таки променять столицу на Сибирь не всякий отважится…
     – Главным было то, что это поближе к Челябинску. И Омск интересовался мной, знаю, ещё в то время, когда я переходил в ЦСКА. Пришло время что-то изменить. Многие знают, что мне предложили другие условия. Москва начала затягивать подписание контракта, и я решил, что надо поменять обстановку. Так я оказался в Омске, и это стало новым этапом в моей карьере, о котором не жалею.
     – В другие клубы приглашали?
     – Да, были серьёзные предложения, но сейчас не имеет смысла об этом говорить.
     – По статистике сезон-2012/2013 признают лучшим в твоей карьере. Согласен с этим? Хотя «серебро» с «Авангардом» завоевал годом раньше…
     – Статистики пусть признают. Да, я удачно набирал очки, забивал голы, но ничего более… Мы с командой ничего не добились – провалились во втором раунде плей-офф. Что я скажу, что набрал много очков и доволен? Нет, не доволен. Не выполнили задачу, провалились всей командой. А серебряный сезон – хорошие воспоминания и неоценимый опыт в моей карьере.
     – Пять сезонов в «Авангарде» – команда стала, наверное, родной?
     – И команда, и город, и болельщики. И жена у меня из Омска.

БОЛЬШОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ «ДО» И «ПОСЛЕ»

Антон Белов     – Первая мысль, когда узнал, что попал в состав сборной России на ЧМ-2013?
     – Вылетели очень рано с Омском из розыгрыша Кубка Гагарина, и нас, игроков, кто уже не играл в плей-офф, сразу же собрали в Новогорске. Это было 1 апреля. Целый месяц «сидел» на сборах. Шаг за шагом, игра за игрой, ребята отсеивались, а под конец я оказался в составе. Конечно, это было большое переживание, надеялся попасть в команду. У меня был шанс поехать годом раньше на чемпионат мира.
     – Какие впечатления и чувства остались у тебя от чемпионата?
     – Выступили неудачно, не оправдали надежд, возложенных на нас болельщиками и тренерами. Но для каждого – это свой личный, неоценимый опыт и, главное, из этого опыта сделать правильные выводы.
     – Многие считали шестое место России на ЧМ-2013 – провальным. Некоторые издания тогда нелестно отзывались о тебе, хотя твой показатель полезности был лучшим среди россиян. Что думаешь о результате сборной и лично своём выступлении? Читаешь ли вообще хоккейную прессу?
     – Хоккейные новости не читаю в принципе. Очень много у нас жёлтой прессы стало в хоккее, и много непрофессионалов работает среди журналистов. Много личного подключается. Зачем себе нервы трепать? Стараюсь делать свою работу хорошо. Кто-то одно считает, кто-то – другое. Кто считает, что я сыграл плохо – ради бога. У нас демократическая страна, и каждый имеет право высказывать своё мнение.
     – Можешь ли отказать в интервью?
     – Могу.

«ТУТ НА КАЖДОМ ШАГУ БОЛЕЛЬЩИКИ»

     – Как тебе представлялась НХЛ в мечтах, и какое впечатление произвёл первый год в лиге?
     – НХЛ – конечно, мечта. Ты знаешь, что здесь другой уровень игры, другая организация абсолютно всего. Рад, что попал в канадскую команду, потому что если в Америке шикарная организация, то в Канаде она шикарная вдвойне! Хочешь почувствовать весь сок организации, надо обязательно ехать в канадскую команду. Рад, что представилась возможность играть в НХЛ и расти как игроку, прогрессировать и осуществлять свою мечту.
     – Что-нибудь взял с собой, что напоминало бы о доме?
     – Семью. И скайп.
     – Семья, значит, с тобой в Америке?
     – Да, в Эдмонтоне. Вместе прилетим в Сочи. Супруга останется там, а за дочкой приедут наши мамы и заберут её на время Олимпиады в Омск, чтобы она там погостила у бабушек и дедушек. Нас, игроков НХЛ, из всех сборных собирают в Нью-Йорке, и тремя самолётами мы вылетаем в Сочи.
Антон Белов     – Как тебе живётся на родине хоккея? Ощущается ли хоккейный дух в повседневной жизни?
     – После Омска – ничего нового. Потому что и в Омске болельщики очень часто узнают на улицах. Город, действительно, хоккейный. То же самое в Канаде. Конечно, здесь сильней, в связи с тем, что НХЛ уделяется много внимания. Так же узнают на улицах, в ресторанах, магазинах. Меня даже узнали, когда ещё ни одной игры не сыграл: продавец в магазине, как только услышал фамилию. Тут на каждом шагу болельщики. Это приятно. Их поддержка важна для нас.
     – Что было необычным или непривычным?
     – Есть какие-то мелочи, но не стоит вдаваться в подробности. Главное, менталитет у людей другой, но к этому привыкаешь.
     – Как проводишь свободное время? Есть ли оно вообще?
     – Здесь по правилам бывают выходные, они прописаны сразу на месяц вперёд. Но с загруженным графиком – тренировки, игры, перелёты, переезды – за месяц набирается куча дел. Ты думаешь: «Завтра у меня выходной, вот завтра-то я посплю». А на самом деле день уходит на накопленные дела. К вечеру приползаешь домой и думаешь: да ну, лучше бы этого выходного не было, устал больше, чем на тренировках.
     Расписание из-за количества матчей жёстокое. Для первого сезона сложно. Реальность такова, что можно требовать от человека что угодно, но в первый год все 82 игры провести на одном высоком уровне невозможно. Конечно, стараюсь играть как можно лучше, но понимаю, что летом надо готовить себя намного сильнее. Не остается никаких возможностей заняться чем-то другим. Только поел – поспал – на лёд, поел – поспал – на лёд. Если будешь стараться какими-то сторонними вещами заниматься, сразу же свалишься в яму.
     – Ты много игрового времени получаешь в «Эдмонтоне», установил личный рекорд по времени на площадке – признак доверия тренерского штаба?
     – В последних играх время на льду упало, но ничего страшного, всё впереди.
     – Обсуждаете ли вы с тренерским штабом их решения? Проводятся ли командные собрания, теоретические занятия?
     – Конечно. Здесь ничем не отличается от России. Всё то же самое.
     – А «на базе» не запирают?
     – Нет. Да и в российских клубах, даже не знаю, где запирают.
     – Как проходил предсезонный сбор команды? Ты немного опоздал на него… В чём отличия от российских?
     – Опоздал из-за визы. Так получилось, что посольство бастовало, и я не смог получить визу никакими путями. Даже клуб не мог никак повлиять на это дело.
     Сбор отличается тем, что нет двухразовых тренировок, как в России. Ты пришёл, оттренировался. Максимум на Арене можно быть три часа. Утром зал, лёд – всё, свободен.

Антон Белов и воспитанники СДЮШОР «Мечел»

В ОБОЙМЕ СБОРНОЙ РОССИИ

Антон Белов     – Не подшучивают ли над новичками в команде?
     – Пока никакого «криминала» не было. Но есть традиция «ужин новичков». Новички оплачивают ужин для всей команды.
     – Правда ли, что в контракте хоккеиста НХЛ прописано, что он обязан общаться с прессой?
     – Не помню, есть ли такой пункт, но здесь очень настойчиво пресс-атташе говорят, когда это необходимо: «Иди, тебя ждут на интервью в раздевалке». Даже если ты разделся и ушёл в другую комнату после матча, а тебя хочет видеть пресса, ты отправляешься в раздевалку, так как журналисты ждут.
     – Владелец «Эдмонтона» Дэрил Кац обратился к болельщикам с открытым письмом, где рассказал о перестройке команды и упомянул тебя и других игроков как часть этой перестройки. Ощущаешь ли на себе ответственность за судьбу твоего нового коллектива?
     – Да. Мне приятно находиться в таком клубе с великой историей. Понятно, что последние несколько лет команда не попадает в плей-офф. Руководство делает всё, чтобы изменить ситуацию. И если меня пригласили в «Эдмонтон», то я чувствую это доверие и сделаю всё, чтобы его оправдать.
     – После объявления составов национальных сборных, на домашней арене в Эдмонтоне перед игрой с Сан-Хосе прошло чествование игроков обеих команд, вызванных в свои команды…
     – Очень приятно, что в НХЛ такое внимание уделяется подобным вещам. Всё было торжественно и здорово организовано. Я рад и горд, что нахожусь в обойме сборной России, и мне доверяют защищать честь нашей страны.
     – Наверное, на тебя посыпался град просьб от друзей и знакомых достать билеты на матчи сборной России, ну или хотя бы привезти по шайбе в качестве сувенира?
     – Да, Есть такое. Перед каждым серьёзным стартом все звонят. Но в этом нет ничего нового.

Анна Колонтаева
Фото Игоря Золотарева (еженедельник «Футбол-Хоккей Южного Урал») и сайта «7 дней спорта»

Комментарии  

 
0 #1 Тимофей 31.08.2014 15:18
Бог пишется с большой буквы
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 

 
 

Реклама (18+)

КОНТАКТЫ

e-mail: sevensport@yandex.ru

Все права на авторские материалы, фото- и видеоизображения, статьи и т.п., находящиеся на сайте www.sevensport.ru, являются объектом исключительных прав, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Полное или частичное использование без согласования с редакцией «7 ДНЕЙ СПОРТА» рассматриваются как нарушение прав собственности в соответствии с действующим законодательством. Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми сервисами без официального разрешения. Использование материалов допускается только при наличии прямой активной ссылки на сайт www.sevensport.ru.
© «7 дней спорта» 2011-2017

 

 

7 дней спорта - Новости спорта Челябинской области