gototopgototop
 
 
 
 

Олимпийское «золото» Сочи на Южном Урале

    3 февраля в Эстонии завершился чемпионат Европы по биатлону. В составе российской сборной выступал восстановившийся после травмы Алексей Волков. Шестикратный чемпион России, Олимпийский чемпион-2014 в эстонской Отепи добавил к своим регалиям ещё два чемпионских титула (в индивидуальной гонке и в эстафете), став шестикратным чемпионом Европы. Особо приятно наблюдать за победами спортсмена ещё и потому, что Алексей – практически наш земляк: в 2014 году он женился на биатлонистке из Челябинска, уроженке Озёрска Евгении Селедцовой, в этом сезоне вошедшей в основной состав российской сборной. Спортивная пара решила обосноваться именно в столице Южного Урала. Улучив момент, когда и Алексей, и Евгения находились в Челябинске, мы встретились с ними, поговорили о спорте и жизни.

Алексей Волков

По стопам младшего брата

    – Алексей, свой путь в биатлон вы начали с занятий лыжным спортом…

    – Мой младший брат Александр занимался лыжными гонками, его тренер узнал, что в семье есть брат старше на год. Раз у младшего получается, почему бы не попробовать старшему? Я в то время немного безынициативный был, меня надо было чем-то заинтересовать. И тренер предложил: «Возьму тебя на сбор в Казахстан при условии, что весь следующий год будешь ходить на тренировки, независимо от того, нравятся они тебе или нет». Согласился, так как из Радужного я выезжал только один раз – с родителями в Украину, а хотелось побывать и в других странах. После того сбора полгода заставлял себя ходить в секцию, но когда зимой начались соревнования, понял, что мне нравятся лыжные гонки, и стал заниматься с желанием.

    – Какое достижение стало первым значимым и какие были ощущения от него?

    – Второе место в первенстве округа. Бежали 10 км, и я проиграл победителю одну секунду. Бывают проигрыши 10-15 секунд, а проиграть секунду – очень обидно.

    – До лыжных гонок другими видами спорта не увлекались?

    – Занимался и баскетболом, и дзюдо. Параллельно с лыжными гонками тренировался в полиатлоне, а также в военно-патриотическом клубе.

    – Это было личное желание или родители направляли?

    – Родители нас насильно никуда не отправляли. Единственное, предложили занятия в художественной школе, так как рисовал я более-менее нормально. Правда, через год потерял интерес к этому.

    – Сейчас рисуете?

    – Могу что-то, но без энтузиазма.

    – Почему перешли из лыж в биатлон?

    – В лыжных гонках не показывал сильных результатов, а в полиатлоне хорошо стрелял. К тому же в 2003 году на чемпионате мира в Ханты-Мансийске, стоя на зрительской трибуне, смотрел, как стреляет Бьёрндален, который уже тогда был эталоном и не имел конкурентов, и понял, что хочу попробовать себя в биатлоне.

    Один сезон выступал за Нижневартовск, где биатлон есть, в отличие от Радужного, после этого стал выступать за сборную ХМАО-Югра.

    – Когда родители начали активно поддерживать новое увлечение?

    – Всегда поддерживали. Для них важно, чтобы дети не сидели у телевизора или за компьютером, а чем-то занимались.

    – В семье двое детей?

    – Нет, есть ещё старшая сестра Наташа.

    – Она спортом занимается?

    – Нет.

    – А брат продолжает спортивную карьеру?

    – Да, Александр выступает за биатлонную сборную Свердловской области.

    – Когда в семье растут два спортсмена между ними конкуренция, наверное, есть?

    – Да. Особенно до 2004 года. В лыжных гонка Саша сильно бегал, ему прочили хорошее будущее. Но в итоге загнали парня. Он много выступал и в лыжных гонках, и в биатлоне. Такое количество стартов не должно быть в детском возрасте. Отбегал все свои резервы. Сейчас ему тяжело это восполнить.

Алексей Волков

    – Конкуренция проявлялась только на стартах или дома тоже?

    – Может, когда были совсем маленькие, в 6-8 лет, и дома: тогда и подраться могли, а лет с 15-16 начали с уважением друг к другу относиться.

    – На ошибки в спорте указывали друг другу?

    – Да, делились всегда.

    – А сейчас?

    – Если его что-то интересует, я подсказываю. Он нормально это воспринимает.

    – Своих первых тренеров помните?

    – Конечно, первым тренером по лыжам был Андрей Иванович Колиснеченко, по биатлону – Иван Фёдорович Зеленин и Пётр Николаевич Дубасов.

    – Кто из них заложил основу для биатлона?

    – Если разбирать сколько меня курировало тренеров, то на протяжении 15 лет можно насчитать человек 10. От каждого я брал что-то полезное. Один дал основные навыки в технике, другой – в функциональной подготовке, третий – в стрельбе, четвёртый – в тактике. Это всё в совокупности многолетняя работа.

    – С кем из тренеров поддерживаете наиболее тесные отношения?

    – С Зелениным часто общаемся. Дубасова давно не видел, но по мере возможности стараюсь связь не терять. Как правило, с тренерами вижусь на сборах.

    – Вы сказали, что в лыжных гонках первым достижением стало второе место, а в биатлоне?

    – В 2004-м – в первый же год занятий – выиграл первенство округа.

    – Стенд для медалей был сразу оборудован дома?

    – Нет, они у нас вначале в коробках хранились. Затем мама стала развешивать их на стене, до сих пор и висят.

    – Сейчас награды к родителям отправляются или у вас хранятся?

    – К родителям. У меня на руках только одна медаль – олимпийская.

 

«Уже всё привычно»

    – Дебют в Кубке мира у вас состоялся 5 декабря 2009 года. Чем запомнился тот старт?

    – Непередаваемые чувства! Первый международный опыт. Никто не ожидал, что я отберусь в первый же год после юниоров. Это была вечерняя гонка в Эстерсунде, помню полные трибуны, прожекторы, яркий свет, гул на стадионе. Был небольшой мандраж.

Алексей Волков в индивидуальной гонке на этапе Кубка мира в Остерсунде (Швеция)    – Сделали акцент на том, что гонка была вечерней, это как-то влияет на спортсмена?

    – Вечерние психологически сложнее. Утром я успеваю только проснуться, сделать зарядку, позавтракать и отправиться на стадион. Времени думать о чём-то другом нет. Вечерняя: встал, позавтракал, потренировался, отдохнул, пообедал и т.д. Зачастую спортсмены перегорают из-за этого.

    – Почему нельзя просыпаться ближе к вечеру?

    – Некоторые так и делают, но если есть жёсткий режим, как у меня, разве можно заставить свой организм спать?

    – И никогда не бывает желания «поваляться» подольше?

    – Чем больше организм устаёт, тем больше ему нужно времени на отдых и сон, восстановление. Например, из-за переездов: в Ханты-Мансийск всегда ночные рейсы, приезжаю к родителям около двух часов ночи, на следующий день хочется поспать до обеда. «Поваляться» подольше – нечасто, но бывает.

    – А что заставляет всё равно встать пораньше?

    – Дела.

    – Спустя 5 лет после дебюта на Кубке мира мандраж во время гонок ощущаете?

    – Уже всё привычно. И чем больше болельщиков, тем мне радостнее: люди приходят посмотреть на наш вид спорта, значит, им это нравится.

    – Некоторые спортсмены утверждают, что «дома» выступать легче и приятнее, кто-то говорит, что бОльшую поддержку ощущают за границей со своими болельщиками. А как вы считаете?

    – Если спросить иностранцев, они ответят: дома легче – родные стены помогают. У нас же в России другой менталитет: в родных стенах давит ощущение обязательства – болельщики требуют побед, пресса нажимает. На Олимпиаде в Сочи было колоссальное давление, поэтому тренеры даже старались закрывать нас от СМИ, чтобы мы этого не испытывали. Посмотрите на немцев: очень сильно выступают на домашних этапах, но на выезде их результат падает. Для русских все этапы родные, а как только приезжаем в Ханты-Мансийск – проваливаемся.

    – А у вас было желание перед Олимпиадой читать прессу, смотреть ТВ?

    – Перед Олимпиадой и после неё вообще прессу перестал читать. Информацию узнаю от тренеров или родителей. Исключение – официальный сайт СБР, который не будет выдавать жёлтую информацию. Знаю всех, кто там работает. Изредка – sportbox. В последнее время главными новостями стали такие, как Бьёрндален провел тренировку, или «такой-то биатлонист женился» и т.п. Зачем мне эта информация?

    – Про вас писали новости, которыми не были довольны?

    – Меня мало что расстраивает, но такие моменты были. Как правило, после них родители переживают сильно. В прошлом году в одном СМИ опубликовали интервью со мной, которого не было. Позвонил нашему пресс-атташе Марии Байдиной, попросил решить вопрос, через полчаса интервью исчезло.

 

Цель – высоты Тихонова и Бьёрндалена

    – Кумиром Антона Шипулина является Бьёрндален, а у вас есть свой кумир?

    – Наверное, и для меня Бьёрндален – эталон: человеку 40 лет, а он продолжает завоёвывать золотые медали на Олимпиаде…

    – Перенимаете какие-то привычки или образ жизни Уле-Эйнара?

    – Раньше смотрел на его технику, как он всё исполняет. Но сейчас понимаю: есть более продвинутые методики, которые можно внедрять и использовать. Биатлон не стоит на месте, постоянно развивается. На каждого сильного найдётся свой сильный.

    – Бьёрндален остается приверженцем старой школы или тоже перенимает что-то новое?

    – Тоже использует новые методики, хотя у него много наработок, которые использовал и раньше.

    – Хотели бы потренироваться под его руководством?

    – Возможно.

    – Чью технику ещё берёте на заметку?

    – Много спортсменов, у которых можно чему-то поучиться. Например, у итальянца Лукаша Хофера: как он одевает винтовку, ему нет равных. В среднем спортсмен тратит на это секунду-полторы, а он 0,4. Почти в 3 раза быстрее!

    – Пробовали так же?

    – Пробовал, но есть нюансы: какие должны быть заплечные ремни, чтобы это было удобно, техника стрельбы, как я встаю на рубеже и т.д.

    – Есть ли спортсмен, чьи достижения вы бы хотели побить?

    – Думаю, если достигну высот Александра Ивановича Тихонова или Уле-Эйнара Бьёрндалена, буду доволен.

    – Что вам сейчас нужно для этого?

Олимпийская медаль Алексея Волкова    – Пройти как минимум ещё две Олимпиады и с каждой привезти 3-4 «золота».

    – Это реально?

    – Да, но для этого надо всё своё личное время уделять только спорту. А у меня сейчас есть жена…

    Евгения: … которая мешает тебе медали завоёвывать? (смеётся)

    Алексей: …хочется семейной жизни, детей…

    – Мужчине всё-таки проще, чем женщине, которая в большей степени жертвует карьерой ради семьи?

    – Да, но, например, Женя Устюгов прошёл две Олимпиады, на каждой взял по золотой медали, и сейчас понял, что семья для него важнее, хотя у него есть все данные и условия, чтобы тренироваться и показывать результаты ещё лучше.

    – Получается, по меркам биатлона он рано закончил карьеру…

    – Очень рано, в самом расцвете.

    – С завоеванием олимпийской золотой медали не появилось ли ощущение, что вы достигли самого верха? Мотивация осталась?

    – Только прибавилась, потому что это первый год, когда начал показывать личные результаты на этапах Кубка мира. Очень много медалей до Олимпиады в Сочи я пропустил: остались чемпионаты мира, малый и большой Хрустальные Глобусы, ещё столько всего, что можно завоевать. Моё «золото» – эстафетное, что не делает его менее значимым, но каждый спортсмен хочет завоевать индивидуальное.

    – Не считая Игр-2014, какое своё достижение считаете лучшим?

    – Наверное, масс-старт в Оберхофе в январе 2014 (второе место – прим. редакции).

 

Залог успеха – манипулирование соперником

    – В сезоне-2010/2011 вас называли самым метким биатлонистом: 90% точности. За счёт чего это достигается?

    – Наверное, за счёт количества и качества тренировок. Надо не просто стрелять, а понимать стрельбу: одним количеством попаданий нельзя одолеть соперников.

    – Раньше говорили, что спортсмену, пришедшему из лыжных гонок, гораздо легче выступать в биатлоне, чем спортсмену, начавшему с нуля. Якобы первый может на огневом рубеже всё промазать, но за счёт скорости занять призовое место…

    – Сейчас это не так: современные биатлонисты выдают скорости, как лыжники. Если запустить лидеров биатлона на лыжные дистанции, не на «полтинник», конечно, а на те же 10 км, они составят достойную конкуренцию.

    – Мартен Фуркад как раз пытался выступать в лыжах…

    – Да, но как раз у него это не очень получилось, так как он подошёл неподготовленным.

    – Алексей, где самая лучшая трасса, подходящая именно вам?

    – Считаю, что нет такой трассы, которая подходит или не подходит. Если человек функционально сильный, то будет бежать на любой дистанции. Посмотрите на Мартена, ему без разницы где бежать – в Сочи, в Остерсунде или в Оберхофе. Бежит на любой трассе и выигрывает столько, сколько ему надо.

    – А самая нелюбимая трасса есть?

    – Таких тоже нет. Может быть любимая и нелюбимая погода. Например, в конце сезона погода в Финляндии – издевательство над спортсменами: каша, всё проваливается.

    – На Олимпиаде в Сочи похожие условия были…

    – Да, но не всю Олимпиаду, а пару гонок.

    – А какая из личных гонок у вас любимая?

    – Раньше нравилась индивидуальная, сейчас предпочитаю все контактные: пасьют, масс-старт, эстафеты.

    – Почему происходят изменения?

    – Контактные гонки очень сильно влияют на спортсменов. Я эту тему изучал, писал по ней дипломную работу, поэтому мне они легче даются. Сейчас ищу в гонке такие вещи, которые позволяют мне манипулировать соперником. Он может этого и не чувствовать в прямом смысле слова, но на результат влиять это будет.

2015 год. Нове-Место-на-Мораве (Чехия). Яна Романова и Алексей Волков с медалями одиночной смешанной эстафеты на этапе Кубка мира

    – А вообще на трассе биатлонисты кричат друг другу что-то?

    – В основном поддерживаем друг друга. Иногда кто-то и ругается: наступили тебе на палку первый раз – ничего страшного, бывает, но когда второй и третий, это уже неспортивно, начинаются нервы.

    – Кто в команде принимает решение относительно тактических моментов? Тренер или совместно тренер–спортсмен?

    – Такого нет. Нам ставят задачи, а как мы их будем реализовывать – дело спортсмена. Биатлон в большей степени индивидуальный вид спорта, нежели командный, поэтому каждый думает за себя. А тренер курирует подготовку спортсмена.

    – Но именно тренерский штаб решает, кто из спортсменов на какую гонку выйдет…

    – Это да.

    – В российской сборной у вас есть друзья?

    – Со всеми парнями в сборной хорошие отношения, со всеми нормально общаемся. Как можно тренироваться, когда у тебя с кем-то плохие отношения? Это к хорошему никогда не приведёт.

    – А в иностранных сборных?

    – Есть препятствие для дружбы – незнание иностранного языка. Можно простейшими фразами на английском перекинуться с тем же Фуркадом или Свендсеном, или Бё.

    – О чём биатлонисты разговаривают?

    – Можно спросить, как прошла гонка, как самочувствие, как отстрелялся?

    – А на сборах?

    – На сборах все устают ещё больше, чем на гонках, поэтому время после тренировки тратишь на восстановление, а не на общение.

    – Даже внутри команды?

    – Здесь по-другому: мы же живём по два человека в номере, иногда ходим к «соседям».

    – В биатлоне спортсмены-соперники не обмениваются формой на память?

    – Такой традиции нет. Мне выдаётся два комбинезона на год, тут не разойдёшься. Если только номерами, но и такой практики не наблюдал... 

 

«Я один верил в победу»

Алексей Волков    – Давайте поговорим об Олимпиаде в Сочи. Общие впечатления.

    – Моя первая Олимпиада. Мог побывать в Ванкувере, но не попал туда – был молодой и неопытный. В Сочи всё шикарно. Общался с людьми, которые были на предыдущих Играх, все сравнения в пользу Сочи. Понял, что сколько вложено было, настолько она и качественная. Видел своими глазами, на что конкретно пошла каждая копеечка. В Олимпийской деревне комфорт сравним минимум с 4-звёздочным отелем. Не выходя из деревни, мог попасть в тренажёрный зал, столовую, бильярд. Рядом аптека, магазин, почта, бассейн, сауна. Через 200 метров от номера – наша трасса.

    – Где время больше всего проводили?

    – На трассе и в столовой. Нам понравилась азиатская кухня.

    – Тренера не запрещают?

    – Каждый спортсмен знает, что ему можно и в каких количествах. Я очень редко, например, ем шоколад. Для меня ограничения в еде – не проблема.

    – Женя, вы на Олимпиаде были?

    – Нет, в это время были свои соревнования. К тому же знала, что Алексею в тот момент ничем помочь не смогу.

    – Алексей, на трассе слышно, что кричат с трибун?

    – Просто гул. Можно было вставлять беруши.

    – А тренера слышно в таком гуле?

    – Да, это уже отработано, настраиваешься на него.

    – Когда стояли на пьедестале, весь стадион пел гимн России…

    – Это незабываемо! Такое чувство гордости – даже не за себя или команду, а за страну!

    – Какая была первая мысль, когда завершили свой этап?

    – У меня был первый этап, считаю, что не провалил его, с поставленными задачами справился.

    – Верили в победу?

    – По-моему, я один и верил. Когда пришёл в микст-зону, один журналист сказал, что нам не видать высшей награды. Ответил: «Я приехал сюда за “золотом”». Меня даже обидел такой пессимистический настрой, тем более на домашней Олимпиаде. Когда мы все вместе зашли в микст-зону после финиша Антона Шипулина, тот репортёр подошёл и извинился, что не поверил в нас.

2014 год. Сочи. Слева направо: Алексей Волков, Евгений Устюгов, Антон Шипулин и Дмитрий Малышко

    – Первый этап – сложный?

    – Психологически.

    – Почему? Надо вперёд вырваться?

    – Нет, надо продержаться два рубежа, потому что на первый приходят все 30 человек, а на второй – как минимум 15. Надо это выдержать, ещё желателен хотя бы небольшой отрыв от соперников.

    – Для вас принципиально каким приходить на рубеж?

    – Нет, скоростью стрельбы могу компенсировать небольшое отставание. Для меня принципиальнее место на стойке, которое я занимаю. Никого не опасаюсь, но более выигрышные установки с 3 по 6-ю: с двух сторон закрыт от ветра и не очень далеко от лидеров. Есть время выстроить палки, так как почти сразу после стрельбища начинается подъём. Много нюансов. Например, австриец Симон Эдер стреляет не с правой стороны, а с левой. Некоторых биатлонистов это нервирует: видишь не спину соперника, а его лицо. Мне без разницы, но кому-то это очень важно.

    – Если бы вы выбирали, то какой бы этап взяли?

    – Любой, кроме четвёртого.

    – Почему?

    – У меня не настолько на данный момент развиты спринтерские способности, которые очень нужны на финишном створе, чтобы конкурировать успешно.

    – На Играх некоторые старты из-за погоды были перенесены. Как такие переносы влияют на спортсмена?

    – В 2013 году на чемпионате Европы гонку преследования с четвёртого раза только провели. Причём труднее всех было тем, кто бежал в первых номерах: они все четыре раза стартовали, тогда как последние номера не успевали в принципе. Например, победитель Бенедикт Долль (Германия) все четыре раза стартовал, это колоссальная нагрузка на организм. Когда отменили и второй старт, я отказался участвовать, так как впереди ещё был этап Кубка мира. И если на чемпионате Долль по ходу выигрывал у меня, то после этих четырёх гонок на следующих стартах начал проигрывать. Так тоже нельзя насиловать организм.

    – Ваша жизнь изменилась после Олимпиады?

    – Меньше свободного времени стало (улыбается). А что должно измениться?

    – Могло появиться ощущение звёздности…

    – Нет, когда у биатлониста появляется подобное ощущение, у него падают результаты, и возникают некоторые негативные моменты. Например, взять Мартена Фуркада. Да, он признанный лидер, но порой ведёт себя чрезмерно агрессивно на трассе: в прошлом сезоне в каждой гонке кому-то палку ломал, в том числе и мне. Про это пишут и журналисты, и спортсмены говорят. Это влияет на репутацию, болельщики начинают негативно думать о спортсмене. В последующих стартах Мартен стал вести себя более корректно: если ломал кому-то палку, то отдавал свою. В интервью стал более скромен, спесь сбили.

    – На Олимпиаде было время поболеть за представителей других видов спорта?

    – Когда было свободное время, включал спортивный канал и смотрел всё, что в это время шло. Например, только на нынешней Олимпиаде начал понимать правила кёрлинга. Вживую видел только лыжные гонки и биатлон: с «Лауры» добраться до других стадионов и площадок нужно много времени, а его у нас не было. К тому же с высоты спускаться нельзя (в прибрежный кластер) – влияет на самочувствие и акклиматизацию.

    – Последние старты у биатлонистов были 22 февраля, в заключительный день Игр не смотрели оставшиеся соревнования?

    – В хоккее наших не было, поэтому мне было не особо интересно. Посмотрел начало марафона у лыжников, но, к сожалению, не видел финиша вживую, только на экране в «оружейке»: в этот момент необходимо было сдавать оружие.

    – Как команда отметила завоевание Олимпийской медали?

    – Позволили себе выпить по бокалу шампанского и всё, устали, хотелось спать.

    – Когда пришло осознание, что у вас в руках «золото» Игр?

    – До сих пор его нет. Думаю, оно придёт лет через 8-10, когда отойду от спорта и буду всё это просто вспоминать. А пока продолжаю бегать, поэтому ощущение, что она – промежуточная.

    – Какие планы на следующие олимпийские циклы?

    – Пока планы только на ближайший цикл. Планирую выступить в Пхёньчхане, а там посмотрим. В биатлоне нет возрастных ограничений, посмотрите на Бьёрндалена. Пока бегаешь хорошо, выступай. У каждого свои приоритеты, но в 40 лет не иметь ни жены, ни детей – я так не хочу.

    – Российские старты сейчас как воспринимаете?

    – Всегда воспринимал чемпионаты страны как важные. И не только для себя, но и для более молодых спортсменов. Например, когда приехала сборная на чемпионат России, а я был ещё юниором и выиграл, осознал, что могу, что достоин быть в национальной сборной. Пусть так же соревнуются сейчас с нами молодые ребята.

    – Итоги Игр подводили?

    – Пересмотрел видео эстафеты, увидел ошибки, хотя их и по ходу бега осознавал.

2014 год. Сочи. Алексей Волков (на переднем плане) на первом этапе эстафеты

 

Школам необходимы тренеры и условия

    – У вас есть неспортивные увлечения?

    – Ну как увлечения? Например, люблю послушать музыку. Раньше учился играть на гитаре, есть для этого желание и сейчас, но нет времени.

    – Не хотелось параллельно заняться другим спортом?

    – На это тоже времени нет: в межсборье в день уходит минимум пять часов на две тренировки, учитывая, что они у меня в этот момент лёгкие…

    – Какого рода эти тренировки?

    – Утром и вечером катаюсь на лыжероллерах плюс силовые упражнения.

    – Летом в челябинской СДЮСШОР № 5 у вас была встреча с местными воспитанниками. Кто стал её инициатором?

Евгения Волкова    Евгения: Директор школы Владимир Викторович Воронов и родители попросили меня организовать встречу с Алексеем.

    – Как дети восприняли такое мероприятие?

    – Приятно удивили своим интересом. Все с желанием слушали, задавали вопросы.

    – Дети-спортсмены автограф берут осознанно или просто так?

    – Осознанно. Сам когда-то таким был. Помню, в 2003 году в Хантах проводился чемпионат мира, с такими большими глазами ко всем подходил. Например, у меня есть автографы Николая Круглова-мл., Максима Чудова, Сергея Чепикова, Альбины Ахатовой…

    – Сейчас берёте автографы?

    – Если только для кого-то, например родители попросят.

    – Где в России самая сильная детско-юношеская школа по биатлону?

    – В Ханты-Мансийске, Тюмени, Красноярске. Новосибирск сейчас вышел на хороший уровень, особенно в женском биатлоне. В Санкт-Петербурге построили биатлонный комплекс, позволяющий заниматься и летом. Многое зависит не только от условий, а от тренера. Какие бы ни были условия, если нет тренеров, то ничего не получится. И наоборот. В Челябинске и Златоусте, например, есть замечательные тренеры, но пока нет хороших условий.

    – Женя, а в какой школе вы занимались?

    – В Озёрской. В Челябинск переехала около четырёх лет назад.

    – Тогда какое отношение вы имеете к СДЮСШОР № 5?

    – С самого детства и по сей день мне во многом помогают тренеры Александр Фомич Медведев и Наталья Николаевна Ряхина. Также у нас есть сервис-группа, которая готовит лыжи команде. Один из членов группы – Михаил Колосков – работает в этой школе тренером.

 

Семья одна – заслуги разные

Алексей и Евгения Волковы    – Расскажите о быте Олимпийского чемпиона.

    – На сборе 100% соблюдаем режим, на межсборье – по-разному. Например, нет возможности провести тренировку в 9 утра, провожу её в 11. Главное, что нашёл возможность. После свадьбы много времени необходимо на обустройство дома, покупку мебели.

    – В свободное время чем любите заниматься: фильмы смотрите, гуляете?

    – После свадьбы у нас не было свободного времени. Знаете, когда по 1,5 месяца не видишься, без разницы что делать, главное, чтобы вместе.

    – Как вы познакомились?

    – В Ханты-Мансийске на сборах. Я попал в сборную округа, а Женю пригласили выступать. Это было в 2005. Сначала просто познакомились, два года общались, и только потом встречаться начали.

    – Как вы общались-то, если всё время на сборах в разлуке?

    – Смс-ки, «аськи», затем в соцсетях, по скайпу.

    – Какие первые впечатления друг о друге?

    (оба смеются) Евгения: Не знаем даже. Просто симпатия. Лёха всё время что-то рассказывал, меня это привлекало. На тренировке тяжело, а Лёша разряжает обстановку шутками-прибаутками.

    – А о свадьбе кто первый заговорил?

    Евгения: Алексей изначально. Но это было давно (смеётся). Потом уже вместе обдумывали.

    – Какое у биатлониста любимое время года?

    – Как у любого человека: зимой хочется лета, летом – зиму.

    – Тогда почему решили в апреле пожениться?

    – С 27 марта по 2 апреля проходил чемпионат России, 3 числа – свободный день, 4 апреля – встреча с губернатором, 5 – гонка чемпионов в Москве, 6 – фотосессия, а с 7 – тур по городам округа. Свободный день знал за месяц, к тому же был выходной, поэтому на эту дату и запланировали. Сдвигать было некуда. Конечно, вначале можно было съездить в отпуск, а потом сыграть свадьбу, но наоборот – логичнее.

    – Значит, медовый месяц всё-таки был, хоть и с опозданием?

    – 3 апреля была свадьба у нас, а 25 числа – у брата. В конце месяца мы, две новые семьи, улетели в Мексику.

    – То есть это был не тур по округу?

    Евгения: Слава богу! (улыбается)

    – В Мексике вас не узнавали, наверное?

    – Там в основном американцы отдыхают, а русских совсем мало.

    – А в Челябинске узнают?

    – Нет. В Ханты-Мансийске-то меня мало кто узнаёт, хотя я там много времени провожу. Но я за этим и не гонюсь. Лишний раз хочется спокойно в кафе посидеть.

    – Женя, новая фамилия будет обязывать к чему-то?

    – (смеётся) У Алексея свои заслуги, у меня свои. В спорте каждый должен достигать своего. Я за него искренне рада, у меня нет зависти.

    – А своя мечта есть? Попасть на Олимпиаду, подняться на пьедестал…

    – Мечта всегда есть, но смотрю реально на вещи: где-то уровнем не дотягивала, где-то не складывались обстоятельства, чтобы закрепиться в команде. В прошлый олимпийский цикл это не удалось, теперь только нынешний, а это целых 4 года – большой срок! Поживём-увидим.

    – Если не Олимпиада, то какая ещё цель?

    – Чемпионат мира, победы на этапах Кубка мира. Чемпионат Европы уже по возрасту пропускаю (есть ограничение – 26 лет).

    – Ваши сборные где-то пересекаются? На сборах или соревнованиях?

    Алексей: Конечно. Например, есть биатлонный центр «Жемчужина Сибири» в Тюмени. Когда мы туда приезжаем и тренируемся, на том же стадионе вместе с нами занимаются тюменские спортсмены. Могут приехать сборные соседних регионов.

    – Основную команду не отделяют от остальных спортсменов?

    Евгения: Наоборот! Для молодёжи это большой плюс.

    – Кроме новогодних периодов, разрешают на сборы брать членов семьи?

    – Зависит от тренеров.

Ижевск. Чемпионат России. Индивидуальная гонка у женщин. Алексей «сопровождает» Евгению на дистанции

 

Параллельный зачёт для Челябинска?

    – Почему решили в Челябинске обосноваться?

    – Задумались о будущих детях: допустим, я на сборах, Жене что-то надо сделать, с кем оставить ребёнка? Родители у Жени живут в Челябинске. Рассматривали вариант Хантов и Тюмени, но там условия другие. Просто так оттуда не выедешь: билеты стоят дороже, самолётов меньше, продукты дороже, жильё тоже. Там ты не такой мобильный. В Челябинске всё доступно, и в плане воспитания ребёнка более развитый город. Тюмень, например, только до этого доходить начала.

    – Родителей сюда перевезти не планируете?

    – Они планируют переехать под Екатеринбург, начали этот вопрос активно лоббировать. Мама – Екатерина Александровна – уже на пенсии, папе – Анатолию Александровичу – хочется своё хозяйство, а в ХМАО всё это бОльшим трудом из-за климата даётся.

    – В Челябинск переезжаете с пропиской?

    – Нет. Дело в том, что когда выступаешь за какой-то регион, ты должен быть там прописан.

    – Надеяться, что олимпийский чемпион Алексей Волков будет выступать за Челябинскую область, бесполезно?

    – Для этого надо создавать условия. Начнём с того, есть ли в Челябинске лыжероллерная трасса для тренировки? Да, я езжу по парку, но это равнина. Нет специализированного биатлонного стадиона со стрельбищем.

    – Поспособствовать развитию биатлона в Челябинске не хотите?

    – Слишком мало времени пока здесь провожу. Даже в Радужном, откуда родом и где я – единственный олимпийский чемпион по биатлону, сам вид спорта никак не будет развиваться после моей медали.

    – А как насчёт параллельного зачёта? Не думали?

    – Нет, за другой регион никогда не выступал, потому что в Хантах не любят этого. Но они и делают так, чтобы спортсмена всё устраивало, создают все условия. Жаловаться не на что. Мало просто жить где-то.

    Евгения: Действительно, условия решают всё. Многие достойные девочки, с которыми здесь вместе тренировалась, закончили свою спортивную карьеру на уровне сборной области, потому что в Челябинской области нет условий.

    – Алексей, а с других регионов приглашают?

    – Есть предложения. Но меня всё устраивает в Ханты-Мансийске.

    – Если бы не биатлон и не лыжи, где себя видите?

    – Работал бы электриком в Радужном (улыбается).

2015 год. Антхольц-Антерсельва (Италия). Алексей и Евгения Волковы на этапе Кубка мира    – К биатлону относитесь как к работе или предназначению?

    – Как к любимой работе!

    – Большой спорт повлиял на ваше здоровье?

    – Спорт больших достижений – это травмы, колоссальные нагрузки на сердце, позвоночник, мышцы.

    – Есть свои методики восстановления?

    – Я могу что-то для себя придумать, но лучше консультироваться со специалистом.

    – Алексей, вы защитили в июне 2014 года диплом магистра. Расскажите по какой специальности?

    – Специалист по теории физической подготовки. Это осознанный выбор.

    – По завершении карьеры реально будет увидеть вас в роли тренера?

    – Сейчас могу сказать: мне это надо не для того, чтобы в будущем стать тренером, а чтобы в настоящем получать нужную информацию для спорта. Очень многому научился, получил от преподавателей знания.

    – Поблажки для Олимпийского чемпиона на защите были?

    – По одному предмету получил тройку, так как преподаватель скептически относится к спортсменам, большую часть проводящим за пределами университета (улыбается).

    – А помимо этой тройки?

    – В основном хорошие оценки, а вообще всего пять троек в дипломе.

    – Не обидно?

    – Нисколько. Понимаю, что мои знания не всегда напрямую связаны с оценками. Знаю ровно столько, сколько могу знать.

Юлия Казанцева

Фото сайтов «Союз биатлонистов России» и «7 дней спорта»

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 

 
 

Реклама (18+)

КОНТАКТЫ

e-mail: sevensport@yandex.ru

Все права на авторские материалы, фото- и видеоизображения, статьи и т.п., находящиеся на сайте www.sevensport.ru, являются объектом исключительных прав, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Полное или частичное использование без согласования с редакцией «7 ДНЕЙ СПОРТА» рассматриваются как нарушение прав собственности в соответствии с действующим законодательством. Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми сервисами без официального разрешения. Использование материалов допускается только при наличии прямой активной ссылки на сайт www.sevensport.ru.
© «7 дней спорта» 2011-2017

 

 

7 дней спорта - Новости спорта Челябинской области