gototopgototop
 
 
 
 
 
 
 
 

Дмитрий СТАРОДУБЦЕВ: «МОЙ ГЛАВНЫЙ СОПЕРНИК – Я САМ»

     Практически месяц прошел после розыгрыша медалей ХХХ Олимпиады в секторе прыжков с шестом, где челябинец Дмитрий СТАРОДУБЦЕВ остановился в шаге от медали (4-е место с результатом 5,75). Многие спортсмены после главного спортивного события берут паузу для отдыха. Дмитрия же мы застали на тренировках в легкоатлетическом комплексе им. Е. Елесиной. Интервью состоялось 14 августа, на следующий день после его прилета из Лондона в Челябинск, но редакция сайта решила повременить с публикацией и дождаться результатов очередных соревнований с участием южноуральского шестовика. 2 сентября в Берлине прошли соревнования серии IAAF World Challenge, в которых Стародубцев занял третье место (5,68). С тем же результатом на второй строке расположился немец Мальте Мор, который в Лондоне делил 9-10-е места, а на первую ступень пьедестала взошел серебряный призер ОИ-2012 Бьёрн Отто (5,78).

ПЕКИН-2008 ЛУЧШЕ ЛОНДОНА-2012
     – Дмитрий, расскажи о своих общих впечатлениях от Олимпиады-2012.
Дмитрий Стародубцев
     – Ездил на Игры второй раз, поэтому уже особо ничему не удивлялся. Всё шло в привычном соревновательном тоне. Жаль, не хватило времени сфотографироваться с американскими баскетболистами, очень этого хотел, но так и не пересеклись за все время ни разу. Что касается города, то в Лондоне был и раньше, гулял. В этот раз мало что успел посмотреть.
     – По сравнению с Пекином-2008 разницу ощутил?
     – В Китае организация понравилась больше, но существенной разницы не ощутил: всё вполне устроило и тут, кроме еды. Было ощущение, что британцы работали на объем, а не на качество.
     – Как питался?
     – Нашел одно блюдо, похожее на пельмени, только с креветками, этим и питался. Фрукты также выручали. После финала зашел в Макдональдс и взял гамбургер! Это было просто необходимо! (смеется) Кстати, по завершении соревнований многие шли туда, люди набирали целые подносы, но я ограничился одним блюдом.
     – Как перенес психологически Олимпийские игры?
     – Нормально. Если спортсмены будут психологически относиться к турниру как к Олимпиаде, а не как к очередным стартам, то многие из них не попадут в финал – нервы не выдержат. Выходя на стадион, ставишь глобальную цель – бороться до конца, пока не останется малейших сил, всё потратить на то, чтобы быть в тройке. Тренеры, думаю, переживают больше, потому что не знают, в каком состоянии в данный момент находится спортсмен, не могут ничем помочь. Остается только переживать.

ДРУЗЬЯ ПООБЕЩАЛИ УБИТЬ
     – Расскажи про сам финал: свои мысли, впечатления…
     – На все высоты настраивался до такой степени, что был уверен в положительном результате. Раньше в голову приходили такие мысли, как «Если не возьму высоту, то…», «Если не получится…». Но их нельзя допускать. «Если» не должно быть в голове вообще. Сейчас на любые соревнования иду с «чистой головой». Почему, несмотря на это, четвертое место? Думаю, что не подготовился к ветру так сильно, как надо было, потому что к нему не подготовишься. А ведь в руках еще и шест, который сносит и которым нужно попасть в ящик. Но я, естественно, был не один такой, все в равных условиях. Хотя кому-то дует в спину, в кому-то – в лицо. Я попал в моменты сильного ветра, пережидал, но, наверное, не достаточно, к тому же силы к концу соревнований уже не те… Видимо, нужно еще подождать, когда придет в жизни везение (улыбается).
     – Много кто из финалистов падал после прыжка на «усы». Это особенность ямы?
     – Нет, это ветер сносил. К тому же на Олимпиаде все готовы хоть в ящик падать, лишь бы получить награду. Инстинкт самосохранения пропадает. Много видел в Лондоне травмированных спортсменов.
     – Высота 5,85 для тебя рабочая?
     – Нет, 5,85 прыгал один раз, хоть мой рекорд – 5,90. Если бы в Лондоне взял эту высоту, это был бы мой второй прыжок. Напрыганности на этих высотах не хватает, что связано небольшими травмами: перед Олимпиадой делал прыжковые объемы, но небольшие – по 5-6 на одну высоту вместо традиционных 15-16. Но я знаю, что могу прыгнуть и 5,80, и 5,85, и 5,90, потому что уже были удачные попытки. Этой уверенности хватило, чтобы дойти до финала, но не хватило, чтобы дойти до конца.
     – Эта цифра не станет сейчас роковой для тебя?
     – Нет, конечно. Но вообще о результатах не думали еще. Будет новый сезон, подумаем. Хотелось бы подрасти в результатах. Друзья сказали, что если не «вырасту» к следующим Играм, они меня убьют. Так что стимул есть, придется стараться (смеется).
     – Какая первая мысль возникла, когда взял 5,75, да еще и первым из всех?
     – Бороться дальше. Посмотрел на экран, там «повисло»: второе место. Но знал, что 5,75-ю никогда ничего не заканчивается. Не беру в расчет Пекин: не знаю, что тогда случилось, что 5,70 было третьим местом с первой попытки, но здесь знал: надо прыгать 5,85. Поэтому я просто взял шест и пошел дальше. Стараюсь не радоваться каждой попытке. Спортсмены понимают, если соперник радуется, значит это его максимум. Серьезным лицом старался показать, что могу и дальше бороться. Тут и физическая, и моральная борьба.
     – Кого считал своим главным соперником?
     – Себя, только себя. В последнее время старюсь ни на кого не смотреть, борюсь только с самим собой. Если переборю, то и рядом никто стоять не будет.
     – Как оцениваешь итоговую тройку призеров?
     – Ребята показали очень высокие результаты, что было ожидаемо. Сенсация была в прошлом году, когда чемпионат мира выиграл поляк Павел Войцеховский, второе место занял кубинец Ласаро Борхес. Третье, кстати, Рено Лавиллени (олимпийский чемпион 2012 года – прим. ред.). Немцы очень хорошо были готовы – и Рафаэль Хольздеппе, и Бьёрн Отто.

ДРУГ – В ЖИЗНИ, ВРАГ – НА СЕКТОРЕ
     – Для себя что-то новое «подглядел»: в разминке, в технике?
     – Нет, зачем? У каждого своя разминка, своя техника тренировки, подходящая именно ему. Мне нравится моя, во время неё не травмируюсь, что очень важно. Конечно, есть застарелые хронические травмы, которые подлечу зимой.
     – Какие отношения между соперниками во время Олимпиады?
     – Есть люди, которые во время турнира не живут вместе со своими коллегами. Мне всегда было интересно почему, так как мне отец сформировал такой характер, что «ты друг в жизни, враг – на секторе/поле/ринге». Рваться дружить с тем, кто сам не хочет общаться, я не буду. Когда вижу, что люди перед соревнованиями ведут себя по отношению ко мне недружелюбно, перестают общаться, зная, что мы будем через некоторое время соперниками на стадионе, то про себя посмеиваюсь. У меня все в порядке с нервной системой. В Лондоне мы жили вместе в одной комнате с Сергеем Кучеряну и Женей Лукьяненко, у нас с общением не было никаких проблем.
     – А когда вы вместе с Евгением уже в финале состязались, было ощущение, что вы – соперники?
     – Соперники – обязательно, но родные. Это просто азарт, но не вражда. На секторе всегда нужно дружеское соперничество, но и поддержка тоже. Многие люди не дают другим свой инвентарь. Я бы дал свои шесты любому из тех, с кем соревновался в финале, но и боролся бы с ним при этом до конца. Когда нет борьбы, человек не растет. Мы были бы все амебами. Но, признаюсь, после соревнований мне сложно подойти к победителю и поздравить его. Это плохо, и я это понимаю, но такая вот особенность. Там, на секторе, мне тяжело радоваться за кого-то, зная, что я мог, но не выиграл. Хотя того, кто мне симпатичен, друга, поздравлю обязательно. Обычно после своего последнего прыжка сразу же покидаю сектор.
     – За инвентарем сам следишь на таких больших турнирах?
     – На коммерческих стартах да, а на таких мероприятиях, как чемпионаты мира, Олимпиада – нет, там ничего не может случиться.
     – Что тебе нужно для подготовки к следующей Олимпиаде? Чего не хватает?
     – Не люблю жаловаться, мне все нравится, все устраивает. Пожелаю только себе и тренеру больше терпения.

БОЛЕЛЬЩИК – САМ. БОЛЕЮТ ЗА МЕНЯ
Дмитрий Стародубцев     – За новостями в ходе Олимпиады следил?
     – Да. Хотя тренер советовал не смотреть. Но даже пульс не поднимается, когда смотрю игры, состязания. Когда знаешь, что у тебя всё в порядке со здоровьем, с нервами, почему бы и не поболеть за кого-то?
     – За кого, например?
     – За Ваню Ухова! Очень рад за него! Раньше мы были хорошими друзьями, но с тех пор, как он переехал в Москву, стали редко общаться. Он приглашает периодически в гости, но когда я на сборах в Москве, времени совсем нет. Еще болел за обе волейбольные и баскетбольные российские команды. Они видные ребята. Было бы приятно с ними познакомиться, сфотографироваться, но мне не выпало такой чести. За Татьяну Лысенко болел.
     – За выступлением Елены Исинбаевой следил?
     – Да, и опять утвердился в своем мнении, что она не умеет бороться. Елена сильнее всех на голову, но когда ее поджимают, начинается волнение. В Лондоне так и было. Да еще и ветер в лицо, потому что яму как поставили против ветра, так она и простояла там все соревнования. Видно было, что Елена не разобралась с разбегом, с выносом шеста. Но если она справится с волнением, то способна «выстрелить» в этом сезоне, может и побить мировой рекорд. Но Олимпиада – совсем другие соревнования. Хочется завоевать золотую медаль, все готовы рвать и метать. Мне очень нравятся Олимпийские игры за это!
     – У тебя есть свой ритуал перед прыжком, или перед самими стартами?
     – Нет. Единственное, на стадионе не смотрю попытки других спортсменов. Занимаюсь своими делами, разминаюсь. Смотреть на других – то же самое, что бежать и оборачиваться назад.
     – Родные не ездили с тобой в Лондон?
     – Нет, у меня таких гонораров нет, чтобы с собой возить всю семью. Были бы деньги, может, кто-то и поехал бы. А девушка моя очень переживает даже дома, а на соревнованиях так вообще! Но следила из Челябинска за всем, передавала информацию в Великобританию: в какой день и во сколько у меня соревнования (улыбается). Да еще и специально под мой любимый трек сделала клип в подарок – ободряющее видео с пожеланиями от друзей, детей спортклуба, где раньше тренировался, хороших знакомых из разных городов. Очень приятное видео, я и не знал, что столько людей болеют за меня.
     – Родители следили за соревнованиями?
     – Если трансляция есть, то всегда следят за новостями, смотрят, переживают, первыми пишут. В этот раз были звонки и не только от них, но и друзей, других родственников, все приободряли, старались поддержать. Я после этого и успокоился. До сих пор еще приходят сообщения.

ВПЕРЕДИ – ДВЕ ОЛИМПИАДЫ
     – Несколько лет назад, когда в Челябинск приезжал тренер легкоатлетической сборной России Виталий Петров, ходили слухи, что Стародубцев подумывает о переезде в Москву…
     – Нет, это домыслы. Мой мир – здесь. Всё, что мне нужно – рядом: стадион, тренер, манеж. Остается только пахать и наслаждаться жизнью. А к Петрову мы просто ездили тренироваться, у них база хорошая, а у нас на тот момент комплекса им. Е. Елесиной еще не было. Я отношусь к таким слухам спокойно, ведь окружающие знают, как на самом деле обстоят дела – это важнее.
     – Не было желания завершить карьеру, уйти в тренеры?
     – Нет, еще две Олимпиады хочу отпрыгать. А насчет тренерства стараюсь не думать. Жизнь может повернуться в любую сторону и у меня выбора не будет. Сейчас хочется прыгать и оставаться целым.

Юлия Казанцева
Интервью с тренером Дмитрия Стародубцева Александром Шалонниковым

Фото Игоря Золотарева с финальной попытки Д.Стародубцева на ОИ-2012

 
 

 
 

Реклама (18+)

КОНТАКТЫ

e-mail: sevensport@yandex.ru

Все права на авторские материалы, фото- и видеоизображения, статьи и т.п., находящиеся на сайте www.sevensport.ru, являются объектом исключительных прав, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Полное или частичное использование без согласования с редакцией «7 ДНЕЙ СПОРТА» рассматриваются как нарушение прав собственности в соответствии с действующим законодательством. Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми сервисами без официального разрешения. Использование материалов допускается только при наличии прямой активной ссылки на сайт www.sevensport.ru.
© «7 дней спорта» 2011-2018

 

 

7 дней спорта - Новости спорта Челябинской области